Смартфон за $20: а что хорошего?

Смартфон шагает по планете. Пускай из каждых шести землян, пользующихся сотовой связью, пока только двое (по самым храбрым оценкам — больше трёх) делают это посредством смартфонов — с идеей, что в один раз любой «мобильник» станет «смартом», в наше время уже никто не спорит. Реалистичным выглядит и второй, намного более близкий прогноз, озвученный пару дней назад ребятами из ARM Holdings: ещё до Января этого года в продаже покажутся смартфоны по цене, эквивалентной 20 американским долларам. Супербюджетники!

Каким будет обычный 20-долларовый аппарат? Не самым замечательным, это уж совершенно верно. Процессор с единственным ядром ARM Cortex-A5, дисплей в лучшем случае VGA-формата, но и свежая версия Android либо Firefox OS. Cortex-A5 — продукт позавчерашнего дня, и, например, AMD применяет таковой в собственных серверных ответах только в качестве запасного сопроцессора. Но стыдиться в действительности нечего: первый iPhone был выстроен на чипе ещё более ветхом. Помимо этого, мощность для мобильных устройств не есть и ни при каких обстоятельствах не была критически ответственным параметром.

Вспомните Palm Pilot: с полумегабайтом оперативной памяти, 16-мегагерцевым процессором, примитивнейшим дисплеем (160?160, монохром), он был не сильный кроме того по меркам второй половины 90-х, в то время, когда и показался, — но же его ценили за отшлифованный рукописный ввод, эргономичные приложения, и именно он в значительной мере стал причиной революцию наладонных компьютеров-смартфонов.

Супербюджетники как класс смогут стать «Pilot’ами XXI века». Если доверять прогнозам, рынок “умных” мобильных планшеток (и устройств смартфонов; подробнее о термине потом) в ближайшие пять лет увеличится хорошими темпами, но в случае если премиальный сегмент (дороже $400) увеличится только незначительно, а средний (от $150) хоть и вырастет практически в два раза, но останется относительно мал в штучном выражении, сегмент бюджетный (дешевле $150 и впредь до заветных $20) не только продемонстрирует приличный рост, но и — исчисляя продажи в штуках — сравняется либо превзойдёт премиальный и средний совместно забранные. К 2018-му ежегодно в мире будет продаваться больше миллиарда бюджетных планшеток и смартфонов! Представьте, какое влияние окажут они на рынок, на технологии!

Но, чуть ли и в действительности всё окажется так красиво и прямолинейно, как это видится из экстраполяции установившихся тенденций. Основной подвох — в парадоксальных особенностях 20-долларовой отметки: с одной стороны, её достижение свидетельствует многое, с другой — думается, не означает по большому счету ничего!

Чем превосходен данный барьер для смартфонов? В первую очередь тем, что он не маркетинговый барьер, не психотерапевтический, а технологический. Сделать смартфон дешевле (согласно точки зрения спецов ARM, которым в таком вопросе в полной мере возможно доверять) не удастся из-за определённой, ненулевой его себестоимости. Не хорошо? Наоборот! Такая “непреодолимость” обещает, что к разработке супербюджетников наконец подключатся именитые производители. Сейчас супербюджетники — это китайский ноунейм, на следующий день производить их почтут за честь Lenovo, HTC, точно Samsung. А это указывает, что уровень качества таких аппаратов ещё до Января этого года ощутимо встанет и потом будет расти, подбираясь к более дорогим бюджетным моделям (разрешение дисплея, ёмкость аккумуляторная батарей, количество RAM).

К тому же, в случае если прекратить грезить и просто оглянуться, окажется, что мы близко подобрались к заветной линии. Большие ритейлеры кроме того в Российской Федерации уже завлекают публику смартфонами от безвестных вендоров ценой под тысячу рублей, другими словами, грубо, около $30. Так что осталось совсем чуть-чуть; в случае если же отыскать в памяти, что «двадцатка» непреодолима, можно считать, что предел уже забран: ну что такое плюс-минус $10 кроме того для клиентов из бедных государств?

Но раз так, направляться признать, что революции в экономически успешных регионах супербюджетники не совершили. Максимум их влияние ограничено самыми бедными районами планеты – наподобие африканских стран, где недорогие смартфоны заняли место недорогих ноутбуков, стали первым и главным цифровым устройством для обывателя.

Но кроме того в Латинской Америке, Азиатско-Тихоокеанском регионе, Африке влияние супербюджетников было и в скором времени останется ограниченным. Оптимисты сохраняют надежду, что сверхдешёвые смартфоны сыграют важную роль в приобщении к коммуникационным и цифровым благам той трети населения планеты, которая до тех пор пока ещё сотовой связью не охвачена: им не необходимы 4G и ретиновые дисплеи, им необходимо устройство, которое прекрасно делало бы пара базисных задач (сообщение, базы мультимедиа, электронные деньги) и было максимально дёшево. Скептики же уверены, что неприятность не только в дороговизне мобильников, но и в отсутствии сотовых сетей: до тех пор пока ко мне не придут сотовые операторы, кроме того супербюджетный смартфон останется для местных обитателей ненужной игрушкой. Настоящий прогресс тут будет зависеть от успеха телеком-экспансии, планируемой Гугл, Facebook и, возможно, вторыми большими ИТ-игроками (см. «Им бы в небо»).

Ну а что же Российская Федерация, Европа, другие довольно успешные государства? Способны ли ещё супербюджетники на какие-то свершения тут? Способны — и итог мы почувствуем не так долго осталось ждать: на протяжении освоения супербюджетной территории будет устранено неестественное различие между классами мобильных устройств. Так как та же сверхдешёвая электроника, на которой будут строить 20-долларовые смартфоны, станет и базой для сверхдешёвых планшеток — уже штурмующих отметку в 1 000 рублей, другими словами попадающих фактически в тот же самый ценовой диапазон (см. «Встречайте тысячерублёвую планшетку»). Дайте год–второй – и смартфоны с планшетками сольются, останется единый класс “умных” мобильных устройств: с неспециализированной ОС, неспециализированными приложениями, фактически однообразной ценой.

Производители сами заинтересованы в развитии бюджетной и супербюджетной категорий, по причине того, что категория премиум — и для смартфонов («Мобильник выдохся»), и для планшеток («Айпад чихнул») — уже насыщена либо близка к насыщению. Опасения вызывает только всё усиливающееся сходство “умных” мобильных устройств с персоналкой. Не в плане функциональности, а в плане отличия между себестоимостью и розничной ценой.

Персоналке потребовалось около четверти века, дабы исчерпать собственный запас «подкожного жира»: уже в начале XXI века она превратилась из премиального высокотехнологичного товара в подобие утюга, в ещё один предмет из категории бытовой электроники. И начала продаваться так дёшево, как это по большому счету вероятно. планшетки и Смартфоны шагают тем же самым курсом — а также времени им пригодилось приблизительно столько же: полагая с первых Palm’ов, минуло около двадцати лет. Но так как создавать бытовую электронику — утюги, пылесосы, персоналки — и близко не так выгодно, как инновационный хайтек. Так кто же начнёт заниматься планшетками и смартфонами, в то время, когда они уподобятся утюгам?

В статье использованы иллюстрации Classical Computing, Philosophy for change, ARM Holdings.

Blackview A20 полный обзор ультабюджетника за 40$! В то время, когда брать и имеется ли суть?! review


Похожие статьи:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: